Добавить в избранное   Сделать стартовой страницей
Сова — логотип команды «АГА»
Вернуться к разделу «Статьи»

Байки о калужском ЧГК

По материалам клубной газеты «Пушкин» (редакторы: Ольга Павлюк, Маша Кириллова)

До КИТИКА в Калуге существовала одна очень хорошая Команда. Это было примерно 15 лет назад, т.е. в конце 80-х-начале 90-х гг. теперь уже прошлого века. Команда играла в первых чемпионатах СССР, которые организовывала МАК «Что? Где? Когда?». Входили в эту команду Ирина Леонидовна Тихонова-Сафран, Сергей Иванович Богушев, Алексей Васильевич Растешкин, Николай Алексеевич Юрков, Анатолий Дмитриевич Берестов. Капитаном команды почти с самого начала был Владимир Петрович Ковалев.

Предлагаемые байки составлены на основе отдельных рассказов Ковалева, Тихоновой-Софран и Берестова, за что им выносится огромное спасибо, невзирая на то, что некоторые из их свидетельств противоречили друг другу.

В те времена, когда не было Клуба, Команда не имела возможности «блистать» в пределах четырех стен у себя дома, как современные калужские «звезды». Тогда калужанам приходилось сначала проходить долгий отбор, отвечая на вопросы по телефону. А потом — если все будет хорошо — ехать в Москву, в Останкино и там занимать верхнюю половину таблицы.

В Команду входило много интересных людей. Например, там было сразу два человека в погонах — Богушев и Растешкин, которые постепенно поднимались в званиях, становясь из капитанов майорами, подполковниками и далее. Так что полковники как явление в калужском «Что? Где? Когда?» появились задолго до основания Клуба. Видимо, это закономерность.

Впрочем, подобно одному полковнику, командовавшему генералами в 1915 г., капитан Ковалев успешно руководил полковниками уже в те времена.

Если Команде требовалось ответить на музыкальный вопрос, то на помощь приходила Тихонова-Сафран. А теперь вопрос для краеведов: как зовут ее сына? Подсказка: первая буква — А.

Первый вопрос первого, отборочного, турнира I Чемпионата СССР по игре «Что? Где? Когда?» сезона 1989/90 гг. звучал так:

Стремясь построить сильный флот, царь Петр I не жалел денег. После успешного спуска на воду очередного корабля корабелам выдавалась премия, размер которой напрямую зависел от одного из параметров корабля. Уважаемые знатоки, через минуту вы должны сказать, как определялся размер вознаграждения?

Наверное, для современных калужских «звезд» этот вопрос кажется слишком легким и ответ на него здесь помещать не стоит. Но чтобы они случайно не ошиблись и не уронили своего достоинства, даем ответ:

Размер вознаграждения определялся количеством пушек, которое мог нести построенный корабль.

Для информации. А наши тогда ответили.

В Команде был симпатичный человек Берестов. Берестов имел экстрасенсорные способности. Как-то раз, а точнее, ночью в гостинице накануне финала II Чемпионата СССР весной 1991 г., Берестов, Юрков и Ковалев устроили спиритический сеанс с материализацией духов. Берестов торжественно сообщил присутствовавшим, что один из вопросов будет про Брамса. Как известно, когда требовалось ответить на музыкальный вопрос, обращались к Сафран-Тихоновой (а теперь вопрос для краеведов... ах да, об этом уже шла речь). Поэтому, ее разбудили и тоже включили в сеанс. Правда, больше ничего принципиально нового от духа Брамса добиться не удалось. На следующий день вопроса про композитора не было, зато спросили, что изобрел Виталий Брамони в 1938 г. Оказалось — ботинки на литой рифленой подошве под названием «вибрамы». Но это уже, как говорят композиторы, из другой оперы. А все-таки почти Брамс.

А еще в Команде очень любили играть в футбол. Настольный, в котором пластмассовые футболисты на пружинках пинают тяжелый железный шарик. Огромная коробка с настольным футболом исполняла роль талисмана команды и сопровождала ее на всех играх — так же как знаменитый водяной пистолет Вассермана у одесситов. Футбол ездил с Командой в Останкино, где вызвал законные подозрения охраны, долго и тщетно искавшей в футболе бомбу. В Команде даже проводились чемпионаты по настольному футболу с ведением особой таблицы. Обычно борьба шла за второе место, так как первое почти всегда получал Богушев, который играл в настольный футбол с самой ранней юности.

Теперь понятно, что нездоровая тяга к вопросам про футбол закладывалась в еще не основанном Клубе уже тогда.

Для информации. Калужане играли против одесситов во главе с Мороховским и Бурдой в специальном турнире по настольному футболу и выиграли с разгромным счетом.

Однажды, а точнее в 1/16 финального турнира II Чемпионата СССР 1990/91 г.г., команде пришлось отвечать на такой вопрос:

Кем стал «веселый красный» после того, как неграмотный матрос перевел его с французского на английский?

Богушев не только виртуозно играл в настольный футбол, но и говорил по-английски как местный. Поэтому Богушев сообщил, что красный по-английски — «ред», а веселый — «фанни». Ковалев начал придумывать возможные ассоциации со словами «редфанни» или «фанниред». Наконец Берестов выразил догадку, что странное слово «фанниред» похоже на «винегрет». Который и красный, и веселый одновременно. Так и ответили. Прочитав ответ, Владимир Яковлевич Ворошилов сказал примерно следующее:

— А вот Команда из Калуги уже проголодалась.

Впрочем, теперь уже мало кто помнит, что именно сказал Ворошилов, но все уверяют, что речь шла вокруг еды. И есть действительно хотелось.

Для информации. Правильный ответ на этот вопрос: «Веселый Роджер».

В сентябре 1991 г. Команда ездила в Одессу на фестиваль, проходивший под лозунгом: «Интеллектуалы всех стран, соединяйтесь!». Сыграли довольно прилично. Ковалев с Берестовым задались целью получить уникальный предмет — афишу, на которой рядом стояли бы добрые пожелания двух популярнейших игроков того времени — Александра Друзя и Бориса Бурды. Первая часть — приобрести афишу — не представляла трудности. Но Друзь и Бурда были игроками двух команд-соперников, Санкт-Петербурга, точнее Ленинграда, и Одессы. Их взаимные отношения были тогда не во всем безоблачные. Что сделали калужане? Очень просто — согнули афишу пополам, чтобы одна «звезда» не видела надписи, оставленной другой «звездой». Для информации тем, кто хочет сделать об этом вопрос: «источник» до сих пор хранится где-то у Ковалева.

В те времена в моду начали входить всякие новые интеллектуальные игры, например, эрудит-лото. Однако Команда в перерывах между турами, по старинке резалась в подкидного.

— Что это у вас? — спрашивали другие игроки.

— Гвоздь программы, — бывало, отвечал Ковалев, — игра эрудит-дурак.

На играх в Останкино весной 1991 г. нужно было пройти в 16 лучших команд, но вера Команды в себя чуть-чуть поколебалась. Результатами утренней игры были недовольны (еще бы, ночью не спали, проводили спиритический сеанс). Растешкин и Богушев засобирались в Калугу. Юрков, Берестов и Тихонова-Сафран и Ковалев убедили их дождаться восьми часов вечера, когда будут объявлены официальные результаты.

Чтобы успокоиться, сыграли в настольный футбол. Потом в эрудит-дурак.

Вечером в гостинице появился то ли Крюк, то ли сам Ворошилов. Послушать результаты собрался полный зал игроков, в том числе Тихонова-Сафран, Ковалев и Богушев.

В напряженной тишине начали зачитывать список команд-счастливчиков в порядке убывания количества правильных ответов и рейтинга.

— Мороховский, Одесса. Блинов, Ленинград. Коваленко, Новгород. Антоненко, Днепропетровск. Петрушко, Львов. Орлов, Киев. Леонтьев, Москва. Солдатов, Куйбышев. Виватенко, Ленинград. Пахомов, Череповец. Машинсон, Днепропетровск. Иводитов, Москва. Савельев, Новороссийск. Палатникова, Одесса. Вавилов, Москва...

Итого уже 15 команд. Практически можно уезжать.

— ...Ковалев, Калуга.

Тут Богушев, который, как упоминалось, говорил по-английски, как местный, не выдержал и сказал фразу, которую долго потом помнили «старожилы»:

— Халява, плиз!

А потом была зима 1991/92 гг., когда началась история уже не отдельной Команды, очень хорошей, а целого Клуба. Клуба, в котором так много «звезд», что далеко не все уже помнят о Команде, стоявшей у его истоков.

Для информации. Если бы не было этой Команды, Клуба бы тоже не было. Это точно.